Горобзор Уфа
Ткани
Регистрация
Вход
Сегодня: +°C
Завтра: +°C
Главная ГОРНовости ГОРСправка Афиша Здоровье и спорт Работа
ГОРФото Статьи Блоги ГОРАвто Стиль жизни Конкурсы
Афиша

Добавлено - -

Выборы президента США дают Москве и Вашингтону шанс улучшить отношения

Выборы президента США дают  ...

Смена президента в США, по мнению наблюдателей, дает возможность пересмотреть российско-американские отношения, которые за восемь лет президентства Джорджа Буша практически ни в чем не продвинулись. В последнее время взаимные упреки из двух столиц звучат сильнее, чем когда-либо за весь период после окончания холодной войны, однако выборы нового президента, намеченные на 4 ноября, дают шанс изменить ситуацию в лучшую сторону.

 

Как отмечает издание, дружба между Джорджем Бушем и Владимиром Путиным так и не переросла в дружбу между государствами, а данные обещания так и остались невыполненными. Речь идет и о пресловутой поправке Джексона–Вэника, которую по крайней мере три американских президента обещали отменить в общей сложности полтора десятка раз. И о заключенном, но позднее отозванном из Конгресса Соглашении о сотрудничестве в области ядерной энергии.

 

Крайне неровный характер российско-американских отношений последних лет объясняют сразу несколькими причинами. Например, как отмечал один из бывших послов США в Москве, российско-американские трения всегда разрастаются до вселенских размеров, так как нет широкой базы отношений. Все – и торговля, и инвестиции, и поездки граждан по делам и с туристическими целями – носит весьма скромный характер.

 

Центральным местом в отношениях между Россией и США являются вопросы безопасности, которые иногда носят весьма конструктивный характер. Например, известная Программа Нанна–Лугара по обеспечению безопасности расщепляющихся материалов и ядерного оружия (программа "Совместное уменьшение угрозы") является весьма полезной и финансово значимой. Это, по существу, единственная реально значимая американская помощь России.

 

Кроме того, Москва и Вашингтон взаимодействуют на поприще борьбы с терроризмом. Можно выделить и контакты между военными обеих стран, их усилия по обеспечению транспарентности и взаимного доверия. Все это стало возможным именно с окончанием холодной войны.

 

Однако есть вопросы, в которых обе страны не приходят к консенсусу – это проблема соотношения военных потенциалов. Речь идет не просто о численности и характере вооружений, но и о том, как они размещены, против кого направлены.

 


В годы холодной войны отношения между «полюсами силы» строились вокруг этой составляющей. Переговоры по вопросам контроля над вооружениями были на центральном месте. Сначала это был договор, ограничивающий стратегические вооружения (СНВ-1), затем об уничтожении ракет средней и меньшей дальности (РМСД) и позднее – об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ).

 

Вопрос баланса сил, разумеется, представляемого приблизительно, не исчез и с прекращением холодной войны. Так, он заметно фигурировал в переговорах, связанных с воссоединением Германии, – США и ФРГ обещали Москве, что не двинут базы НАТО на восток.

 

Однако тогда же в американскую национальную стратегию была включена установка на недопущение формирования в мире когда-либо в будущем peer power (равной силы). Имеется в виду военная сила, способная сравниться с американской. Очевидно, что именно эта установка, а не данные Москве обещания определила многие шаги Вашингтона в военной и военно-политической области. Воплощением этого курса стало методичное движение НАТО на восток, начавшееся при Джордже Буше-старшем, продолженное при Билле Клинтоне, а затем и при Джордже Буше-младшем.

 

Больше всего по этому пути продвинулся нынешний президент США. Именно он смог взвинтить бюджет Пентагона до высот, невиданных со времени Второй мировой войны (не считая расходов на войну в Ираке), объявил доктрину превентивных ударов и вышел из Договора по ПРО. Даже подписание в 2002 году Договора о стратегических наступательных потенциалах (СНП), установившее гораздо более низкие потолки стратегических сил, в значительной степени ослабило контроль над вооружениями, так как изъяло из него контрольные механизмы и процедуры.

 

В этом же ключе – решение Вашингтона, а затем и официальные договоренности с Польшей и Чехией о размещении элементов третьего позиционного района и создание ПРО в Японии. К этому примыкают и планы приема Грузии и Украины в НАТО.

 

Однако Москва не согласна с таким положением дел. Ранее предпринимались попытки найти по этой тематике общий язык, последними из которых были Бухарестский саммит НАТО с приглашением России в апреле нынешнего года и последовавшая за ним встреча в Сочи. Однако военный кризис на Кавказе в значительной части смыл следы достигнутых договоренностей.

 

Сегодня и российские, и американские официальные лица признают, что по этой части до инаугурации нового президента США 20 января будущего года ничего уже не успеть. Посол США Джон Байерли сообщил, что переговоры о документе, который сменит Договор СНВ-1, завершающий свое действие в декабре 2009 года, надо вести уже с будущей администрацией. А заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков сказал, что дальнейшие консультации по проблеме ПРО планируются также после прихода к власти нового президента.

 

Между тем, если администрация кандидата от демократов Барака Обамы или администрация республиканца Джона Маккейна решит всерьез заняться налаживанием отношений с Россией, то ей придется сначала заняться разгребанием завалов, возникших именно в сфере безопасности, отмечает издание.

 

Источник: ng.ru

Читают/Обсуждают